Главная / ИНТЕРВЬЮ / Откровенное и очень большое интервью с Марией Гуниной — о встрече с Valve, «удобных» женщинах и проблемах HR после прошлого СЕО
===СПОНСОРЫ===

Откровенное и очень большое интервью с Марией Гуниной — о встрече с Valve, «удобных» женщинах и проблемах HR после прошлого СЕО

Мария Гунина — одна из самых известных киберспортивных менеджеров (а теперь и спортивных директоров) в СНГ и уж точно самая обсуждаемая. Ее социальные сети пристально изучают не только редакторы Cybersport.ru в поиске инфоповодов, но и другие медийные личности индустрии, чтобы основательно поспорить. В этот раз мы решили не останавливаться на ее твитах, а обстоятельно пообщаться с Марией лично. В этом интервью вы узнаете о причинах ухода Гуниной из Alliance, о становлении состава HellRaisers и ее роли в этом, о встрече с представителями Valve, а также о том, кто кинул ALOHADANCE на деньги, из-за чего Гунина не хотела брать Александра nofear Чурочкина в качестве тренера и почему в русскоязычном комьюнити так много «удобных» людей. Шутки про «двойное яблоко», «кейсы» и Андрея ALWAYSWANNAFLY Бондаренко в качестве столпа Twitch и киберспорта также идут в комплекте.

Мария Гунина на The International 2021

— Однажды ты сравнила роль менеджера в молодом коллективе с ролью мамочки, дети которой начинают разбегаться в разные стороны, как только она отвернется. И добавила, что это, пожалуй, не для тебя. Сейчас ты уже не менеджер, но работаешь в молодом коллективе. Насколько твоя работа в HR отличается от того, чем ты занималась в Alliance и предыдущих командах? 

— Сейчас мне в какой-то степени повезло — а может, и не повезло, не знаю, — что в HR роль заботливого родителя оказалась на плечах Димы [Nukem] Шишкова, который выполняет роль менеджера. Я же, скорее, такой воскресный батя, который приходит на выходные (смеется).

С одной стороны, ребята у нас молодые, но с другой — они довольно самостоятельные. Многие нюансы ведь не связаны напрямую с возрастом, скорее, со складом характера. Впрочем, я с этим сталкиваюсь только по касательной, потому что не живу с командой на постоянной основе. Я, конечно, прихожу каждую неделю, но настолько детально их быт все-таки не знаю. 

В Alliance у меня было ощущение, что я «одна из». Я не была над командой в ментальном плане: да, s4 был немного старше, другие ребята — немного младше, но в конечном счете мы все были равны. В HR я ощутимо старше, но из-за того, что я с ними не фулл-тайм, мне трудно проводить параллели. 

— Хоть ты с командой и не фулл-тайм, ты участвовала в ее формировании…

— Меня за этим и позвали в первую очередь.

— Какие критерии для тебя были определяющими при подборе игроков? Чем ты руководствовалась?

— Мне хотелось, чтобы это была команда молодых ребят. Молодой — понятие, конечно, очень относительное. Можно быть молодым 18-летним игроком, как Yatoro. А у нас есть молодые игроки, которым по 23 года. По меркам «Доты» это не очень юный возраст, если посмотреть. Но я хотела, чтобы это были игроки именно новой школы и с каким-то компетитив-опытом. 

До этого я в каждом интервью говорила, что не понимаю, что делать с молодыми игроками. Частично это все еще правда: я не знаю, как развивать молодых игроков, которых ты заскаутил в пабе и привел в их первую профессиональную команду. Это отдельный челлендж — возможно, это следующий уровень, до которого мне предстоит дойти. 

— А в чем именно заключается сложность работы с новичками профессиональной сцены? Их сложно перестроить на работу в реалиях именно соревновательной «Доты»? Почему они тебя так пугают?

— У меня просто нет этого опыта. Может быть, если мне придется поработать с такими игроками, я пойму, что на самом деле это легко. Но сейчас это просто неизведанная для меня область. Конечно, если бы существовал вариант с каким-то суперперспективным игроком, который был бы идеален для нас по десяти разным параметрам, но не проходил по 11-му — как раз по компетитив-опыту, — то я бы без вопросов пошла на этот риск. Но ты спросил про критерии, и в голове у меня всё-таки была установка: «Лучше бы этот компетитив-опыт у игрока был».

— Мне кажется, многие в комьюнити до сих пор думают, что это Alliance расторгла с тобой контракт, а не ты сама ушла после предложения HellRaisers. Можешь объяснить, почему для твоей карьеры HR была лучшим вариантом, чем Alliance?

— Уже по ходу пребывания в Alliance у меня возникло ощущение, что мне попросту тесновато в роли менеджера. Было некуда больше расти, потому что из менеджера я могла дорасти только до тех позиций, которые уже занимали Loda и Kelly, отец и мать — основатели. Хотя, когда я сообщила им, что мне тесно и я получила интересное предложение, которым хочу воспользоваться, мне сказали, что если бы я пришла раньше и озвучила свои пожелания, то они могли бы придумать какие-то варианты. Но все сложилось так, как сложилось. 

Мария Гунина и бывший состав Alliance

Помимо карьерного фактора (желания вырасти), был еще другой. Структура соревновательного сезона в Dota 2 теперь такая, что тебе по факту нужно жить по десять месяцев в году на буткемпе. Это сейчас еще, ладно, Alliance упала во второй дивизион, поэтому команду не ждут буткемпы, связанные с мейджорами и подготовкой к ним. Но в том году мы ездили на все мейджоры — в такой ситуации тебя реально нет дома целый год. А я уже старый, больной семейный человек (смеется). Это тоже нужно учитывать. Кто-то возразит, что это мелочь и не бьется с моим образом карьеристки, но нет. В такие моменты я всегда неиронично отвечаю, что у меня, вообще-то, собака растет, а я пропускаю ее первые шаги из-за необходимости жить на буткемпе круглый год. 

— То есть сейчас и в обозримом будущем ты не рассматриваешь варианты с Европой, верно? 

— Если это будет вариант с Европой, где у меня тоже будет какая-то управляющая позиция, которая не будет требовать моего фулл-тайм пребывания на буткемпе на протяжении месяцев, то почему бы и нет. Но тогда могут всплыть какие-то проблемы с конфликтом интересов, если Саша [nofear], мой муж, останется на позиции тренера HellRaisers, а я вдруг стану топ-менеджером в условной Alliance. И вот мы приезжаем все вместе на мейджор… (Смеется.) И что это? Это сложный момент. 

Хотя есть прецеденты в той же Европе, когда девушка Таля Fly Айзика [Evany] работала в OG, а он на тот момент уже играл за EG. В общем, тонкие материи. Сейчас все складывается без конфликта интересов и прочих проблем, и хорошо. У меня вообще здоровый рабочий подход, как мне кажется. Сейчас постараюсь избежать шуток про семью: у меня нет мысли, что вот я пришла в HR, теперь состарюсь здесь и буду работать на благо команды, пока мы не выиграем десять «Интов». Не знаю, что будет дальше. Карьера — это живой процесс. Но сейчас меня все устраивает. 

— Кстати, а кого позвали в HR первым — тебя или nofear?

Конкретно в этот раз первой позвали меня. Но чтобы избежать путаницы, нужно понимать, что Саша уже был тренером HR в 2020-м году, как раз он позвал в команду Lil.

Если честно, я сопротивлялась до последнего тому, чтобы брать Сашу тренером. Просто потому, что я знала, что у всей этой истории будет шлейф кумовства и в такой ситуации любая твоя неудача сразу будет умножаться на десять. Если, например, Korb3n берет в десять составов подряд Miposhka, это воспринимают нормально. Но если я впервые за всю историю своих взаимоотношений с Сашей беру его в свою команду, это зашквар и кумовство. Я понимала это.

Мария Гунина и nofear

Если ты ошибся с выбором кадра, если тренер не подошел команде— и так бывает, люди иногда ошибаются, — это ок. Но если твой муж работает тренером, то любой промах будет напрямую связан с тем, что на роль тренера взяли именно мужа, а не какого-то другого человека. Поэтому я внутренне очень сопротивлялась этому решению. К каждому моему шагу и так прикованы тысячи глаз, так зачем мне генерировать дополнительное давление на себя, на него, на команду?

Первым игроком, которого я позвала в команду, был Watson. И мы с ним обсуждали, кого он рейтит, кого хотел бы рассмотреть на другие позиции в команду. Когда речь зашла про «пятерок», мы обсуждали целый пул кандидатов, и он сказал: «Ну вот это неплохие игроки, хорошо кнопки жмут, но они не особо капитанистые. Вот если тренером будет Саня, то мы можем этих “пятерок” рассматривать». 

Вопреки всеобщему мнению, что всех людей в мире — Watson, Время в Никуда, а возможно, и меня, и тебя — нашел в пабе Dendi, а придумал Pure, хочу сказать, что на самом деле это Саша нашел Watson в свое время, пролоббировал его пребывание в B8, куда игрока не хотели брать, и во многом научил играть в соревновательную «Доту». Поэтому первым кандидатуру nofear озвучил Watson. Знаешь, в каждом человеке живут два волка (смеется). Во мне тоже боролись два начала, но я поняла, что нельзя дать вот этому общественному мнению, какому-то непонятному давлению хрен пойми от кого позволить мне стрельнуть самой себе в ногу и принять худшее решение, когда очевидно лучшим и более рациональным вариантом будет взять Саню на тренера. 

Все как-то больше помнят, что он крашил серверы — на самом деле нет, — но забывают топ-3 мейджора, топ-9 «Инта». Если на секунду абстрагироваться от всего и просто выписать на бумажку достижения людей за последние несколько лет, то, вообще-то, очень мало игроков и капитанов в СНГ окажутся в этом рейтинге рядом с Сашей. Одним из этих людей, кстати, будет Айрат Silent Газиев — я слышала, из него получился неплохой тренер. В общем, я взяла волю в кулак и приняла рациональное решение, хотя эмоционально оно далось мне непросто. 

— А было ли это сложным решением для самого nofear?

— Для Саши мир устроен гораздо проще, чем для меня, в том смысле, что я слишком много рефлексирую. Стремлюсь к тому, чтобы забивать на это на 100%, но все-таки волнуюсь о том, что думают люди. Может, не столько само комьюнити киберспорта, сколько конкретно профессиональное комьюнити. Я постоянно продумываю сценарии — худшие сценарии, лучшие сценарии, ходы, выходы и все остальное. А Саша просто делает, что ему по кайфу. Это прекрасный навык, которому нам всем стоит поучиться. 

Он любит «Доту», он любит тренировать, что тоже немаловажный фактор. Одно дело — иметь экспертизу, и совсем другое — обладать еще и желанием обучать людей. Я знаю, что, если его сейчас позовут в какую-нибудь команду игроком, он туда в жизни не пойдет. Потому что он распробовал этот вкус тренерства, вкус работы с молодыми игроками, у которых есть свои преимущества и особенности мышления. Короче, он в этом хорош и это приносит ему удовольствие, а все остальное для него не имеет значения. 

— В декабре у тебя спросили в интервью, каково это — работать с мужем, на что ты ответила, что есть плюсы и минусы, но по ходу сезона тебе предстоит узнать, чего же все-таки больше. Первый сезон DPC завершился, какие впечатления?

— (Смеется.) Пока никакие минусы не всплывали. Вернее, минусы-то, конечно, есть, но они не столь критические. Например, в нашей жизни сейчас слишком много «Доты» и обсуждения работы. Мы можем смотреть фильм, потом в фильме вдруг ставится пауза, а за ней следует какое-то умозаключение про то, что сегодня пикали с утра в Китае и как мы брали то же самое еще неделю назад. Звучит смешно, но иногда это напрягает. 

Впрочем, я к этому философски отношусь. Мы просто оба очень любим то, что делаем. И я понимаю, что это не суперправильно, что нужно отдыхать, разделять рабочее и личное и все такое, но мы такие, немного повернутые на работе люди. И в этом, наверное, даже что-то есть. Иногда эти разговоры уходят в конструктивное русло: мы придумываем какие-то новые фишки, которые можно применить в менеджменте команды. Это прикольно. 

Мария Гунина, nofear и Чикибамбони

Тут еще какой нюанс: когда ты работаешь с родственником или другом, ты, скорее всего, в рабочих моментах будешь более лоялен к нему, а не к третьей стороне. Но у меня это работает от обратного. Я больше всего докапываюсь и больше всего требований предъявляю именно к нему. Если происходит какая-то спорная ситуация, допустим, между ним и менеджером или между ним и игроком, я всегда не на его стороне. Поэтому, наверное, все и работает. Я боюсь сглазить! Может, завтра произойдет какая-то ситуация, которая все изменит, но пока все в порядке. Недостатки есть, но недостатки эти влияют скорее на нашу жизнь и на наш уклад, нежели на команду. Команда — это святое. 

— Давай ненадолго вернемся к «святому». Ты сказала, что первым в состав пришел Watson. Почему он? Почему ты прислушивалась именно к его мнению о будущих тиммейтах?

— В целом его позиция довольно дефицитная. Хотя если посмотреть очень пристально на нашу сцену, отбросить всех старых, отбросить весь отработанный материал и тех, кто уже на контрактах, то окажется, что любая позиция дефицитная, если уж на то пошло. Но все-таки в голове было ощущение, что коры первичны. Поэтому Watson и re1bl были первыми, о ком я вспомнила. 

Возможно, у меня в этой ситуации все-таки было такое, туннельное зрение, потому что, помимо того, что я наблюдала в пабах и так далее, я же еще что-то слышала от Саши о Watson. У меня возник интерес, я с ним поговорила и, грубо говоря, подтвердила свою гипотезу, что это вменяемый игрок, с которым можно работать. Я вообще считаю, что командное управление — это не точная наука. Это гипотезы, которые ты выдвигаешь, подтверждаешь, опровергаешь. Твое восприятие игрока со стороны, представление о том, как он будет работать в команде — это всегда предположение, а не точный расчет. 

То же было и с re1bl. Про него я вообще очень мало знала. Но я помню, как поговорила с ним и подумала: «Вау». У меня есть такая фраза — она на самом деле ужасная, меня за нее зашеймят и «закенселят», — но вот ты иногда разговариваешь с каким-то персонажем из «Доты», и у тебя всегда есть два сценария развития событий: ты либо остаешься под впечатлением, что только что поговорил с дотером, либо же ты все-таки поговорил с личностью. И вот я поговорила с Максом — без суперожиданий, потому что знала, что он очень юный. Ну что ты ждешь, когда тебе предстоит общение с молодым дотером? Ну, наверное, окажется какой-то «дед инсайд», «1000-7» будет. Но он произвел на меня очень сильное впечатление тем, как он рассуждал о своем предыдущем опыте, о других игроках, о том, кого он рейтил и по каким причинам. Я сказала себе: «Вау, так бывает?»

— Ты уже вспоминала сегодня про Korb3n, который таскал за собой по всем командам Miposhka. А у тебя самой не было мыслей обратиться к игрокам, с которыми ты уже работала? Там и Lil был свободен, и Fng после Alliance команду не нашел…

— Скорее нет, потому что я все-таки хотела молодую команду. Хотя бывали моменты… Гоша Gilgir до последнего выбирал между разными вариантами, и мы думали над альтернативными «четверками», потому что я люблю продумывать пессиместичные сценарии. В тот момент я думала про Lil в том числе. Но, опять же, насколько мне известно, когда он еще был на контракте в HellRaisers, ему предлагали вариант, при котором команда строилась бы вокруг него — с Watson и Время в Никуда, — но он их высоко не оценивал. По крайней мере, на тот момент. 

Что касается Fng, для меня он игрок так называемой старой школы. Не то чтобы эта школа была плохой — и сейчас мы видим, что CIS Rejects оказались эффективнее некоторых команд, которые были собраны из молодых и перспективных. Но мне хотелось действовать по-другому. Опытные игроки уже сформированы, у них есть свои взгляды на все процессы, понимание того, какое место они займут в экосистеме команды. Сейчас же в HR мы можем обучить игроков с нуля, сформировать у них правильные привычки, вместо того чтобы ломать старые.

— Хотелось бы подробнее узнать конкретно о твоей должности и обязанностях спортивного директора. После вступления в должность ты рассказывала об этом в очень общих чертах. Возможно, после первого сезона можешь рассказать о конкретных задачах, с которыми сталкивалась?

— Могу сказать, что с того момента, как я впервые рассказала о своей позиции, мой фокус немного сместился со спортивной части на операционные процессы. Это естественный ход вещей, когда мы говорим о стартапе — о маленькой компании, где в принципе мало сотрудников и мало людей в управлении. В такой ситуации периодически приходится выходить за рамки своей номинальной должности.

Сейчас я больше работаю над тем, чтобы выстроить эффективные связи, между спортивным отделом и остальными департаментами, будь то маркетинг или медиа. Сейчас предстоит много работы, связанной с HellRaisers как брендом. Я вижу прямую связь между силой бренда и спортивной составляющей. Если совсем упростить мою мысль: хорошие игроки охотнее хотят играть под сильным брендом, а это прямой путь к улучшению результатов.

«Двойное яблоко» — популярный мем и за пределами киберспорта

Сейчас это наше слабое место. Я долго наблюдала за клубом как рядовой зритель, и что я видела? Главным инфоповодом были бесконечные посты в Telegram-канале CEO и видосики с кальянчиком «Двойное яблочко», где камера стоит у человека на уровне паха, а он что-то увлеченно рассказывает… Это создало серьезные имиджевые проблемы, которые откликаются до сих пор. К счастью, теперь у нас есть Игорь Bad Playa, который понимает, что хорошо, а что — плохо, и не предлагает мне снимать видео с калюмбасиком «Двойное яблочко». Мы много работаем с ним в связке, чтобы выработать стратегию, выстроить процессы и понять, как мы можем сделать бренд привлекательным для аудитории, а значит, и для игроков и партнеров.

О медийке, образе Гуниной и драме с OG

— Я как раз хотел спросить про медийку. Есть ощущение, что не только в HellRaisers, но и вообще в большинстве наших клубов есть трудности с выстраиванием этой связи между командой, брендом и аудиторией. Какие ты видишь пути решения этой проблемы?

— На этом поле я, скорее, теоретик. Гораздо больше экспертизы в этом вопросе будет, думаю, у самого Игоря. Но я считаю, что должен существовать здоровый баланс между тем, как ты преподносишь команду в медиа, промотируешь составы и игроков, и тем, как ты промотируешь сам бренд. 

У нас молодая, немедийная команда, и, конечно, наши медиаканалы должны использоваться, чтобы рассказать аудитории об этой команде. Это, к сожалению, на данном этапе набирает по 2-3 тыс. просмотров, но это необходимо, чтобы были люди, которые знают наших игроков по никнеймам и в лицо, знают, чем наши игроки живут, и все остальное. 

Смотреть

Но в то же время ты не можешь жить только на этом. Если у тебя будет целая бригада людей трудиться только над видосом, который собирает 2 тыс. просмотров, то они просто не будут окупать свою зарплату. Поэтому нужно отдельно думать над тем, как продвигать сам бренд. Для этого, например, снимаются видосы с лидерами мнений. Если открыть канал HR, там можно будет увидеть видосы с AWF, Sh4dowehhh, Iceberg, потому что это необходимо. Да, их придет смотреть не кор-аудитория HellRaisers, но это повышает узнаваемость бренда. Они могут прийти посмотреть видос с Iceberg, а потом у них на автовоспроизведении заиграет влог команды, и они останутся с нами. Я ищу золотую середину между этими двумя вещами. 

Это очень забавно, потому что мы много лет назад работали с Игорем Bad Playa в Team Empire и как раз оба были в медиадепартаменте. Он занимался видео, а я — SMM. И мы с ним ругались. Я об этом уже забыла, память стерла эти воспоминания, а бывшие коллеги рассказывают, что мы с Игорем регулярно ругались на собраниях, потому что он хотел, чтобы мы подсвечивали команду, а я говорила, что топить нужно за бренд и делать какие-то рофлы с вирусным потенциалом, не связанные напрямую с игроками. Теперь мы встретились в HR много лет спустя, чтобы наконец найти истину где-то посередине. 

— А работа каких клубов в медиаполе тебе нравится? Есть для тебя такого рода ориентиры?

— Конечно, это в первую очередь американские клубы — FaZe или 100 Thieves, например. Недавно мы обсуждали концепцию реалити-шоу, которое FaZe устроила, чтобы найти контент-мейкера, — полноценную «Фабрику звезд», в которой зрители могли выбрать контент-мейкера для команды. Я даже написала об этом в рабочий чат, что на фоне вот этой вот невероятной медийной мощи киберспортивные составы смотрятся реально бедными родственниками, потому что у этих клубов такая медийка, такого уровня контент, такого тира селебрити и стримеры вовлечены в их жизнь, что киберспорт им будто бы и не нужен. Но, наверное, если смотреть именно с точки зрения золотой середины между медиа и спортивной частью, то, конечно, эти клубы — ориентиры. 

Я не думаю, что эта величина досягаема сейчас для клубов из СНГ, как бы ни были круты NAVI, чей успех в медиа, в принципе, тоже в определенной степени недосягаем. NAVI — это определенный феномен. Они годами выстраивали эту систему, они одними из первых, если вообще не первыми, сделали такую ставку на медиа. NAVI были трендсеттерами, NAVI изобрели YouTube для киберспортивных команд в СНГ. NAVI изобрели понятие хоста, после чего все стали поголовно набирать барышень на хостов себе. Но даже NAVI остаются запредельно далеко от тех масштабов и тех цифр, которыми оперируют медиадепартаменты киберспортивных клубов в Америке. 

— Куда же двигаться в таком случае?

— В идеальном мире хотелось бы двигаться как раз туда. Высшая точка — она где-то там. Кажется, конечно, недосягаемой, но какие-то общие принципы, хоть ту же золотую середину между продвижением бренда и отдельных игроков, мы тоже можем усваивать. 

— Хочу спросить про твою личную медийку. У тебя сложился яркий и немного провокационный образ в комьюнити. Мешал ли он тебе при адаптации в новых командах, при выстраивании отношений с игроками?

— С игроками точно нет. У меня было внутреннее опасение всегда: «Что, если меня воспримут не так?». Но в Alliance мы, например, наоборот, все вместе орали с того, что вот я написала что-то про курс доллара — и сразу новость из этого появилась на многих киберспортивных сайтах. Мы иронизировали над этим и думали, как ситуацию можно получше использовать в наших целях. 

Про молодое поколение вообще молчу — у них другие установки. Те, кого называют зумерами сейчас, вообще золотые люди, которые лишены предрассудков. С ними всё на чилле, на расслабоне. 

— Когда случилась драма с непрочитанным письмом и OG, ты написала, что отношения между клубами больше не будут прежними. С тех пор уже много воды утекло — на том же TI10 у вас наверняка была возможность пообщаться. Сейчас напряженность спала?

— Когда я об этом говорила, то имела в виду не себя, а взаимоотношения глав, CEO клубов, потому что у них была долгая история взаимоотношений до этого. Насколько мне известно, Kelly и Loda были теми людьми, которые помогли J.M.R. Luna [CEO OG] на ранних этапах его карьеры в киберспорте.  У CEO Alliance и OG была история приятельских, тесных взаимоотношений, и потому, когда Luna стал выливать в паблик какую-то грязь, вообще не разобравшись в ситуации, это был очень острый момент. Это было нечто большее, чем просто спор двух коллег по цеху в твиттере. 

Kelly и Loda

Я знаю, что были попытки наладить контакт. Но это не сильно мое дело, поэтому не хочу углубляться.

— Я спрашивал выше, не было ли у тебя проблем с трудоустройством из-за твоего образа. А теперь представим обратную ситуацию. Ты писала, что у тебя изменилось отношение к n0tail и Ceb после этого случая. А если бы у тебя был оффер от OG, ты бы стала его рассматривать?

— Думаю, я бы открыто обсудила ситуацию, которая сложилась, чтобы понять мотивацию людей, потому что… Хотя нет. Есть такой нюанс: если бы меня позвали сейчас, то, наверное, был бы такой сценарий, при котором я бы начала переговоры. Но если бы меня позвали на момент моего нахождения в Alliance, я бы точно отказалась, потому что было бы натуральное предательство. 

Когда я уходила из Alliance, я озвучила: «Надеюсь, вы не рассматриваете это как какое-то кидалово». На это мне сказали: «Все в порядке. Вот если бы ты пошла менеджером в OG, тогда это было бы предательство!» (Смеется.) А для меня важно поступать по совести. 

Уходить из Alliance вообще было тяжело. Потому что на всех предыдущих местах работы, когда я уходила, меня конкретно уже доводили до ручки — я до упора пыталась что-то изменить, улучшить и в итоге понимала, что просто бьюсь головой о стену, надо валить, потому что уровень раздражения к руководству, к коллегам, к бренду был уже запредельным. В Alliance все было по-другому. Там все было хорошо. Уходить из мест, где к тебе относятся хорошо, гораздо труднее. Говорят же, что от добра добра не ищут… Усугублять свои муки уходом в OG я бы точно не стала! 

— В комьюнити регулярно обсуждают вопросы трештока в игре. Где ты сама проводишь эту тонкую грань между допустимыми колкостями и тем, что писать все-таки не стоит?

— Выставлять какие-то рамки в этом плане очень трудно, потому что существует огромное количество переменных. Например, есть переменная в виде личных отношений. Раньше в Dota 2 была функция, позволяющая человеку на слоте тренера в лобби типать игроков, и я во время пракков, когда еще была в Alliance, в матче против HellRaisers могла себе позволить типнуть Lil. Мы с Lil приятели, и потому это абсолютно нормально. Но если бы я просто типнула незнакомого игрока после какого-то неудачного мува, это было бы суперстремно и токсично. 

Есть такие переменные, которые могут не быть очевидны стороннему зрителю, в том числе в ситуациях, когда люди что-то пишут в чате. Одно дело, когда подколы происходят между приятелями, другое — когда Fishman и RAMZES666 обмениваются любезностями во время официального матча. Мне кажется, рамки выставить невозможно, и каждый случай следует рассматривать индивидуально. Но в целом я за умеренный трешток. 

У нас, к сожалению… Я хотела сказать «незрелое комьюнити», но камон, сколько уже можно зреть — оно просто такое. Дело не в незрелости, оно просто не понимает такого поведения. Хрестоматийный пример: когда я после всех побед VP в СНГ усомнилась, а не рановато ли фанаты прочат команде победу на TI, мне буквально стали смерти желать. А когда я написала: «Люди, вы чего?» — мне стали отвечать, что я сама напросилась. Ну ладно, окей… У меня явно другие критерии оценки тяжести словесных преступлений.

Каждый сам выбирает, на что ему ориентироваться: на нравственный компас внутри себя или же на мнение глоров из интернета. Я думаю, что нужно просто делать то, что по кайфу, не переходя черту. Кого-то подколоть, подковырнуть — мне кажется, это всегда здорово и прибавляет какую-то перчинку матчу. На все надо смотреть отдельно.

— Давай так и посмотрим. Что ты думаешь о ситуации с Kyle и Kelly?

— Очевидно, Kelly перешла черту. Я вообще не сторонница таких историй по двум причинам. Во-первых, не нужно желать людям смерти в принципе. И тяжесть преступления условного Kyle для меня здесь не очень понятна — он ничего такого не сделал. Сказанул и сказанул — это часть его работы и публичного образа. Тем более что высказывание в итоге оказалось настолько спорным, что на него и так с критикой обрушились примерно все лидеры мнений. Всё, человек в какой-то степени уже наказан за свой выпад.

А во-вторых, я ставлю себя на место Kelly, и… Ну, Kyle — это же просто… Это как если сейчас LighTofHeaveN напишет что-то про мою команду, а я пойду с ним в интернете воевать. Да мне вообще по фигу, господи. Мне кажется, для управленца высшего звена довольно странно опускаться до уровня полемики с каким-то чуваком из аналитики — а Kyle, судя по всему, скоро перестанет быть даже чуваком из аналитики, потому что есть слушок, что его забанила Valve. 

Kyle

Сейчас без какого-либо негатива к Kyle, но знаешь, как я учу своих игроков? Вот если им что-нибудь напишут неприятное, они приходят с вопросом: «Могу я ему что-нибудь ответить?». Я говорю в таких случаях: «Ты можешь ему ответить — без расизма, гомофобии и всего остального. Но эти люди — пыль под твоими ногами. Ты уверен, что они стоят твоего внимания?» Вот я не уверена, стоят ли выпады Kyle внимания кого-то из Alliance. 

И, повторюсь, желать смерти никому не надо. Но есть важное дополнение: я абсолютно не сторонница христианской морали в духе «подставь правую щеку». Если тебя вовлекли в конфликт, оскорбили, задели честь и достоинство — все, тебя за руку перевели через эту черту мирного интеллигентного общения, да начнутся мясо и война. Но до этого момента переходить на оскорбления — последнее дело. 

— Предположим, вот идет матч — не самый интересный, — где одна команда явно уступает другой. И в результате кастеры минут эдак 20 откровенно подшучивают над одной из сторон: и BKB она не нажала, и Рошана упустила. Это переступает черту?

— Я редко смотрю русскоязычные трансляции. Иногда только накатывает — помню, в Сингапуре так было. Мы все были изолированы в своих номерах, никакого общего лаунджа не было, поэтому во время официалок я могла только сидеть в номере в одиночестве. Тогда на меня накатила тоска по родине, и я пошла смотреть русскоязычный стрим. 

Если происходит какая-то такая вещь, я просто записываю карандашиком в свои чертоги памяти, что этот комментатор — нелояльная редиска. Я не подарю ему мерч, я не пожму ему руку и не приду к нему на интервью. Одно дело, если человек по делу критикует или создает таким образом дополнительную интригу в матче, и другое — если он просто ржет от какого-то мисплея.

— Много ли у тебя в «тетради смерти» фамилий?

— (Смеется.) Если честно, я их постоянно забываю, в этом проблема. У меня периодически происходит автоматическое обновление базы данных и выдается индульгенция. Но есть персонажи вроде Inmate, которые могут себе позволить высказывания уровня: «Да, не идет у Alliance с тех пор, как Гунина пришла». Сильная аналитика.

Окей, это право человека — так высказываться. А мое право — делать из этого выводы. Мне кажется, это очень важный инструмент саморегуляции комьюнити. Есть какая-то примерная расстановка сил, и все мы понимаем, кто кому друг, а кто кому враг. Это не значит, что любое столкновение должно заканчиваться тем, что ты идешь жаловаться к начальству этого человека или отправляешься в крестовый поход в твиттере. Но если ты демонстрируешь свою нелояльность к кому-то, не удивляйся последствиям. 

— Ты сказала, что чаще смотришь англоязычные трансляции. Этот тезис мне озвучивал буквально каждый первый игрок, но на вопрос, чем они лучше, обычно идет банальный ответ: «Ну, там профессиональнее». Чем именно, я так и не узнал. Можешь ли ты ответить на этот вопрос?

— Во-первых, там, как правило, лучше продакшен, они чаще присутствуют на месте событий. У них какие-то нововведения, фишки, AR-приколы, статистика и так далее.

Во-вторых, там просто другой менталитет — не так, как у нас, у нас любят высмеивать, критиковать, фокусироваться на негативе… Там тоже есть свои проблемы: люди любят вместо комментирования игры по два часа рассказывать, как они в матчмейкинг катали и какие билды там встречали. Там тоже все ни разу не идеально. Но уровень пассивной агрессии по отношению к играющим командам, как правило, ниже. 

Ну и там в целом порог входа чуть-чуть другой: нужно уметь чуть больше, чтобы комментировать топовые матчи, чем у нас. У нас некоторые люди из тех, что комментируют топ-игры, в принципе очень плохо говорят на русском языке. В англоязычной студии это не прокатит. Там тоже есть некоторые таланты со специфическим акцентом, но они чаще сидят в аналитике. У большего процента англоязычных кастеров все-таки есть поставленный голос, хорошая дикция. У нас так исторически сложилось, что собралось много залетных персонажей, которые за выслугу лет имеют доступ к освещению турниров. 

Почему Гунина подкалывает бывшего СЕО HR и что думает о «кейсах»

— Хочу спросить тебя об одном меме. Для начала приведу твою цитату: «Людям, которые в 2022-м шутят про интересные кейсы, я бы выписала направление на лоботомию». Первый вопрос: получил ли соответствующее направление SMM-специалист HR, который анонсировал твой переход в клуб именно фразой про интересный кейс?

— (Смеется.) Да нет, я ведь сама иногда шучу на эту тему. У меня очень простой подход к юмору. Я думаю, что если шутка смешная, то ей можно многое простить — и черный юмор, и переход какой-то черты, и нарушение норм морали, и какую-то избитость… Но затем ты открываешь новость про то, что неделя длится семь дней, а под ней 40 комментариев: «Интересный кейс». Тут комический эффект для меня пропадает. 

— Как ты думаешь, почему «кейсы» так запали комьюнити в сердце?

— Я не знаю, честно, потому что в профессиональной среде киберспорта это обычная лексика. Понятное дело, что в каких-то направлениях вроде рекламы и IT это более привычный сленг, в каких-то — менее привычный, но… Я бы поняла, если бы у нас была какая-то ассоциация блюстителей чистоты русского языка. Но те же люди, что шутят про кейсы, постоянно оперируют словом «инсайды». Что ж вы не говорите тогда «внутренняя информация»? Почему пишете «инсайдер», а не «человек, располагающий внутренней информацией»? 

Это настолько абсурдно! Я вижу в этом попытку докопаться просто, и все. 

— Ты уже не первый раз даже за это интервью упоминаешь человека, которому адресовала слова о том, что неделя длится семь дней [Мария Гунина пошутила над словами экс-CEO HR Алексея Magician Слабухина о возможной смерти Dota 2 в случае отказа Valve от The International, которые сочла очевидными, — прим. ред.]. Как ты относишься к Magician? 

— С юмором. Мемный персонаж. Мне нравится наблюдать за контрастом между публичным образом, который он пытается построить, и реальным положением дел. В первый раз я с ним пересеклась, когда мы [Winstrike] покупали ALOHADANCE у HellRaisers. Это, мягко говоря, неприятные воспоминания. Я потратила больше времени и нервов, чем хотелось бы, а ALOHADANCE потерял свои деньги.

Алексей Magician Слабухин

Я боюсь сейчас где-то приврать, потому что прошло много времени. Но если коротко: Алоха на тот момент уже отобрался с HR на майнор, и мы были готовы закрыть сделку и отпустить его на турнир. Но менеджмент HR почему-то сообщил игрокам, что ALOHADANCE отказывается играть и хочет их кинуть. Это привело к открытой конфронтации между Ильей и Magician, в результате которой Илья послал Слабухина, а тот в отместку удержал его последнюю зарплату.

— Понял, тогда вернемся к ответу про Magician?

— Позже Саша [nofear] был тренером HellRaisers какое-то время при Слабухине — его туда Nix позвал. Там тоже была мутная история, в которой менеджмент стал плести непонятные интриги: одному говорилось одно, второму — другое, третьему — третье, что привело к дизбанду и второму дивизиону.

И вишенка на торте — то «наследие», с которым мы сейчас разбираемся в HR. Временами сердце кровью обливается. Например, человек взял в штат компании сотрудника, чтобы тот обслуживал его личные соцсети и продвигал его личный бренд. Дружище, ты Марк Цукерберг? Я не хочу разглашать слишком много — возможно, поделюсь когда-нибудь через пару лет, когда пройдет срок давности. 

О встрече с Valve и о том, что нужно изменить в соревновательной Dota 2 

— В комьюнити вообще часто нахваливают выступления отдельных спикеров, которые описывают примитивные и даже банальные вещи, не приводя никаких аргументов, а на любые твои посты — даже более содержательного толка — всегда реагируют заезженными шутками. Задевает ли это тебя?

— Наверное, где-то в глубине души мне бы хотелось, чтобы все было иначе. Это же естественная человеческая потребность. Если тебя в первобытном обществе изгоняли из стаи, ты умирал — тебя съедали волки или ты умирал от холода. Ты не мог жить вне социума. Поэтому, конечно, получать одобрение и видеть, что тебя ценят, — это здоровая человеческая потребность. Поэтому да, я бы хотела быть лидером мнений, чтобы все мне кивали и соглашались с каждым моим высказыванием. Но не ценой заискивания перед аудиторией. К тому же я понимаю, что если бы я была стримером или ведущей, то проблема ощущалась бы гораздо острее, потому что моя востребованность у комьюнити напрямую влияла бы на мой доход и мои проекты. 

Сейчас я все-таки занимаю такую позицию, на которую народная любовь никак не влияет — больше влияет востребованность именно в профессиональном сообществе. Вот, условно, была встреча с Valve, куда позвали по два человека от каждого региона. От СНГ позвали в том числе меня, и Valve абсолютно по фигу, ставят при этом на мои посты лайки или дизлайки. Они знают меня, мою работу и хотят услышать мой фидбэк. В такие моменты я думаю: «Черт, я крутая». Если бы мне оставили тысячу хвалебных комментариев под каким-нибудь постом, это было бы приятно. Но я бы не подумала: «Я крутая». Я бы подумала: «Блин, а крутое у нас комьюнити. Люди выросли и перестали хавать популизм, очень круто».

— Ты говоришь про встречу, посвященную отмене мейджора? Как на решение Valve отреагировали другие клубы — VP, NAVI, которые остались без своих представителей на этой встрече? 

— Сразу, как пришло письмо от Valve, мы с Русланой [Руслана DKLana Берест, менеджер Team Spirit] написали другим командам, чтобы они могли задать волнующие их вопросы. По моим субъективным ощущениям, был персонаж, у которого возникла некая профессиональная ревность, но, возможно, мне показалось. Представители VP и NAVI восприняли эту новость позитивно. Это же здорово — впервые за все время мы получили такой канал связи с Valve. 

Менеджер состава Team Spirit по Dota 2 Руслана DKLana Берест

— Насколько он был эффективным и продуктивным? Мы видим онлайн-лиги, которые появились вместо мейджора. А какие-то более глобальные вещи поднимались, обсуждались?

— Мы надеялись, что сможем обсудить более широкий круг вопросов, но все-таки повестку быстро сузили до обсуждения замены мейджора. Обсуждалась в том числе возможность сделать не шесть турниров по разным регионам, а три объединенных. Но, к сожалению, не везде пинг позволяет играть так же комфортно, как между Европой и СНГ. 

Встреча получилась чуть более односторонней, чем мы надеялись. Valve больше транслировала свою позицию. Но это все равно круто — разработчики ведь не просто сказали: «Будут такие турниры, всё». Они объяснили свою мотивацию. Например, почему появился формат с LAN-квалификациями на TI? Потому что одна из целей сезона DPC — это грамотно распределить очки между регионами. Потому что инструменты, чтобы насыпать очков лучшим внутри регионов, уже есть — это сама лига DPC. А вот мейджоры нужны, чтобы распределение очков между регионами было более справедливым, и, как следствие, более справедливым был бы сам отбор на TI. Из-за того, что мейджора не будет, это распределение получает существенный урон: мы опять не сможем справедливо распределить очки между регионами, а просто насыпем очков лучшим внутри регионов. И вот эта кросс-региональная квалификация на TI позволит компенсировать этот разброс. Вторые-третьи места смогут приехать на LAN и выяснить, кто из них лучший. 

Было много разговоров про обратную связь, над этим тоже обещали работать, в том числе нам обещали на одном из мейджоров встречу, на которой мы обсудим формат DPC, потому что он слишком неудобен командам. Кто-то скажет: «Этого мало, вот у Riot…» Да, но у нас пока вот так. И очень здорово, что есть хотя бы такой прогресс. 

— Нет ощущения, что если проблемы и решаются, то это происходит где-то в кулуарах, а комьюнити в лучшем случае получит анонс из пары предложений раз в несколько месяцев, то отсюда и возникает волна негатива, которая охватывает социальные сети и reddit?

— Наверное, поэтому тоже, но нужно понимать, что и профессиональное комьюнити знает о каких-то вещах по типу отмены мейджора либо по слухам, потому что ты знаешь человека, который знает человека, который знает человека, который знаком с турнирным оператором, отказавшимся от проведения мейджора, либо из официального анонса вместе со всеми. Вот где разрушительная сила недосказанности. Потому что для комьюнити это не играет большой роли, разве что кто-то отпуск решит взять под мейджор. А для нас это то, чем мы живем: бронируем буткемпы, билеты, делаем визы, прививки и все остальное. У нас под это жизнь заточена, а мы узнаем об отмене турнира из официального анонса — вот где жесть. И здорово, что в этом направлении есть подвижки. Я думаю, что, когда будут сделаны ощутимые шаги в этом направлении и улучшении коммуникации между профессиональным комьюнити и Valve, там, глядишь, подтянется коммуникация и с внешним миром, потому что, возможно, команды смогут транслировать часть информации публично. И я считаю, что первый шаг сделан — впервые за долгое время. Потому что до этого последняя встреча Valve с командами была на The International — приветственная речь и объявление групп. Так что это уже немало: маленький шаг для инди-компании, но большой — для человечества. 

— Как ты думаешь, то, что информация о региональных турнирах вместо мейджора была слита в общественный доступ до официального анонса, не повлияет на дальнейшие встречи с Valve? Марк Авербух, например, довольно лаконичное и здравое сообщение оставил по этому поводу, что команды так долго хотели диалога, а потом тут же слили все, что узнали на встрече…

— Я поддерживаю здесь Марка, это неприемлемое поведение. Но был нюанс: сначала была встреча, спустя несколько дней после нее разослали письма с информацией всем командам DPC, а уже после этого произошел слив. Одно дело, когда в общении участвуют десять человек, другое — когда ты рассылаешь информацию десяткам людей. Тут уже сложнее бывает найти крысу (смеется). Так устроен мир, даже в политике — вечно какие-то инсайды, сливы, Telegram-каналы что-то постят, поэтому сложно найти концы, когда большое количество людей что-то знает.

Всегда можно побеседовать со всеми функционерами, отдельно объяснить: «Ребят, давайте вы не будете никому ничего рассказывать» — и побеседовать в том числе с медийными личностями. Эту информацию же слили на подкасте Capitalist и SUNSfan. Мне кажется, можно с ними поговорить и объяснить: «Чуваки, если вы будете сливать информацию такого порядка, то попрощайтесь с инвайтами на TI». Просто потому, что нельзя кусать руку, которая тебя кормит, — это снова вопрос лояльности одних юнитов к другим. Когда ты сливаешь инсайд, полученный от Valve, то по вашей взаимной лояльности идет огромная трещина. И надо задать себе вопрос, готов ли ты разгребать потом последствия этой трещины ради цитируемости на сайтах.

— К вопросу про сливы инсайдов. Например, в футболе клубы и агенты могут намеренно сливать информацию ради давления на другую сторону, тем самым выбивая себе лучшие условия или искусственно завышая/занижая цену трансфера. В твоей практике было ли что-то подобное? 

— В киберспорте трансферная история настолько из говна и палок построена, что больно смотреть на это: никакого рынка, никакой системы нет, по крайней мере, в Dota 2. В «Доте» большая часть коммуникации из разряда: 

«— Я хочу за этого игрока $30 тыс., потому что я так сказал. 

— Но… у него же нет руки?

— Э-э-э… Ну, он все равно очень перспективный».

Вот так строится коммуникация при трансферных переговорах в Dota 2 — и смех и грех. Опять же, возвращаясь к злополучному трансферу ALOHADANCE: в разгар наших переговоров вышел анонс, что ALOHADANCE садится на скамейку запасных. Нигде в профессиональном спорте так бы никто не сделал. Одно дело, когда мы ведем переговоры об игроке, который отобрался на майнор и является активным участником ростера, — это очевидно востребованный и дорогой игрок, за которого можно получить больше, но когда ты сажаешь его на лавку, то его цена падает в разы. Ни в одном профессиональном виде спорта человек с трехзначным IQ не сделал бы этот мув. Но в киберспорте так происходит. А тебе в принципе и нечем бить, потому что нет никакого регулятора, рынка, а есть просто «я так сказал». Тут ты даже можешь располагать инсайдами и чем угодно, но люди на голубом глазу будут гнуть свою линию. Это могло бы быть прикольным инструментом, ведь кто владеет информацией, тот владеет миром, но, к сожалению или к счастью, это невозможно использовать, потому что нет нормального трансферного рынка.

Мария Гунина и ALOHADANCE

— В случае если и в дальнейшем будут встречи с Valve, какие темы было бы для тебя важнее всего предложить и обсудить?

— Формат сезона DPC, конечно. Потому что очень тяжело существовать в режиме, когда у тебя два месяца идет лига, а еще ты же буткемпишься не строго во время лиги, но и до нее тоже. И таких лиг у тебя три в сезоне, а еще есть мейджоры, и перед ними тоже стоит устроить буткемп. Эта система DPC обязывает тебя круглый год жить на буткемпе. Знаю, что есть клубы и дисциплины, где это практикуется и люди живут в тимхаусах, но мы должны понимать, что далеко не у каждого клуба есть такая инфраструктура. В итоге, с одной стороны, мы хотим поддержать тир-2 сцену, а с другой — ставим тир-2 сцену перед фактом: либо вы готовы в течение года обеспечивать себе буткемп, либо вы априори в проигрышной ситуации. Это не оставляет никаких шансов игрокам на жизнь вне игры. Допустим, игроки жертвуют этим временем, потому что у них есть шанс сорвать куш на The International — уже отдельный вопрос, у кого и какой этот шанс, но тут работает принцип «высокий риск — высокая награда». С другой стороны, есть же бедные, недооцененные, невоспетые герои — менеджеры, которые точно так же круглый год живут на буткемпах. Они точно так же приносят в жертву все свое личное время, но получают совершенно непропорциональную награду. У нас сейчас ребята из состава в перерыве между DPC и региональным плей-офф уехали по домам, чтобы немного отдохнуть и перезарядиться. Но менеджер-то в этот момент никуда не уезжает и не отдыхает, у него продолжается работа: он планирует следующий буткемп, покупает билеты и занимается еще всякой другой бюрократией. Мы, например, сейчас парням из Казахстана визы оформляем в Украину и т. д. Ладно я — я в более расслабленном режиме работаю, но вот наш менеджер Дима просто не может отдыхать. Я долго думала, как решить эту проблему — может, необходимо нанять двух менеджеров для состава. Но это тоже такой инфраструктурный трюк, который довольно проблематично реализовывать составам без организации или командам, принадлежащим небольшим клубам. То есть это не очень здоровая ситуация, на мой взгляд. 

Менеджер состава HR по Dota 2 Дмитрий Nukem Шишков

О «собаках третьего мира» и конфликте между Gilgir и ALWAYSWANNAFLY

— Как ты считаешь, а вот в вопросе поведения игроков в официальных матчах и матчмейкинге Valve должна выступать регулятором?

— Тут ситуация очень сложная. Определенная вовлеченность со стороны Valve стопроцентно должна быть. Должна ли это быть вовлеченность такого уровня, как это есть в экосистеме League of Legends, — не знаю. Опять же, многие любят приводить в пример экосистему и вовлеченность Riot Games, но нужно понимать, что очень много функционеров, игроков, талантов и персонажей вроде меня, скорее всего, просто бы не существовали в системе League of Legends. В LoL никогда не добавят голосовую линию «Нет, друг, я не оправдываюсь»…

Цитата «Нет, друг, я не оправдываюсь» принадлежит v1lat

— Так ли это плохо? 

— Я систему, созданную Valve, рассматриваю как некую данность. Например, мы живем в государстве и имеем право быть недовольными политиками и той системой, которую они выстраивают. Потому что политики — наши наемные рабочие, которые получают зарплату с наших налогов. И мы можем быть недовольны тем, что они делают, и пытаться это изменить. Но мы не нанимали Valve на работу. Я очень часто вижу эту параллель, что быть недовольным Valve — это как быть недовольным мэром, который снег не убирает. Но нет, Valve не получает зарплату с моих налогов. Компания, конечно, получила от меня деньги, когда я Dota Plus на год купила, но, боюсь, это капля в море (смеется). Я сама из сотни похожих друг на друга продуктов выбрала Dota 2. Я ведь не акционер Valve, чтобы пытаться влиять на ее решения. Компания предлагает некий продукт, а ты его либо берешь, либо идешь играешь в League of Legends или HotS, если не нравится то, что предлагает Valve.

Возвращаясь к вопросу про экосистему и вовлеченность: это некая данность, в которой мы находимся. Я думаю, что было бы здорово, если бы Valve немного усилила хватку, но нужно понимать, что это стоит делать постепенно. Не думаю, что Valve должна вмешиваться в то, как на D2CL покоммуницировали в чате RAMZES666 и Fishman, — это ведь смешно. Есть правила D2CL, которые это либо регулируют, либо не регулируют, третьего не дано. Valve должна вмешиваться, когда дело доходит до откровенной жести по типу «Жаль, что Гитлер не убил всех русских» [цитата MinD_ContRoL из матчмейкинга Dota 2]. Опять же, какого рода должна быть санкция — для меня большой вопрос. Наказывать всю команду, потому что один из ее игроков сказал хрень в матчмейкинге, кажется дикостью. Но есть ощущение, что должен быть некий рычаг давления. Опять же, чтобы как-то воздействовать, нужно, чтобы у тебя был этот рычаг. У меня на эту тему был вечный диалог в команде Winstrike, в которой были задержки зарплат. Я говорила руководству: «Как у меня может быть рычаг воздействия на игрока за грубое нарушение, если мы ему даже зарплату не платим? Чтобы кого-то оштрафовать, для начала надо начать ему платить, иначе это лишено смысла!» Поэтому, чтобы иметь рычаг воздействия на человека, нужно ему что-то давать. А что дает Valve профессиональным игрокам? Его в матчмейкинге нужно на неделю забанить за то, что он русским смерти желает? Ну, как-то непропорционально получается, ведь он не по миду фидил. Можно было бы, например, чат банить человеку, но это тоже не универсальная система наказаний, ведь многие играют с фейков и так далее. Очень трудно выстроить систему. Есть интуитивное желание, что нужно как-то наказывать, но как именно — я не знаю. 

— Запрет на один официальный турнир за «Гитлера» не исправил бы ситуацию?

— Тут есть момент, что ты наказываешь команду. С другой стороны, тогда, возможно, команды станут отказываться от сотрудничества с гусятами, которые считают, что «русских надо убивать». А где проходит граница: желать смерти всем русским — это, очевидно, очень плохо, а считать русских «собаками третьего мира» [высказывание бывшего офлейнера OG Ceb] тянет на дисквалификацию или это детская шалость? Непонятно. 

Ceb

Это как с допингом. Очень часто любят говорить: «Давайте введем допинг-контроль на турнирах по Dota 2. Почему его нет? Почему у нас мемы про аддерол?». Но ввести допинг-контроль — это не просто брать кровь и банить тех, у кого аддерол в крови, это построение целой системы: аддерол, например, нельзя, а вот это можно, Red Bull можно, а амфетамин нельзя. Это же нужен консилиум врачей и химиков, которые тебе скажут, как и что воздействует на мозговую деятельность и что из этого действительно дает преимущество в игре, ведь тот же Red Bull можно отнести к бустящим веществам. Это же всё действительно сложная конструкция и годы работы, которую нужно вести, и потом уже ее наложить на систему Dota 2. Вообще, введя систему допинг-контроля, ты можешь подстегнуть людей к использованию допинга, потому что они будут искать лазейки, будут придумывать себе диагнозы — все дотеры резко станут эсдэвэгэшниками с банкой аддерола наперевес [СДВГ — синдром дефицита внимания и гиперактивности, при котором назначают аддерол]. А у людей в голове все просто: давайте наказывать за допинг и оскорбления. А что мы будем относить к допингу и что считать оскорблениями — никто не знает. 

В моей системе ценностей желать смерти всем русским — плохо и, наверное, за это можно дисквалифицировать на один турнир. А называть русских «собаками третьего мира» — плохо и неприятно, но должна ли быть дисквалификация с турнира за это? Я не уверена. Человек должен быть за это наказан общественным мнением. Этот инструмент должен существовать, так называемый страшный суд общества, про который все постоянно говорят, но который совершенно не работает. Был случай с Китаем [история с Kuku], когда игрок позволил себе лишнего и в итоге пропустил турнир, потому что в Китае его бы просто разорвали и освистали. Но мы русские, с нами Бог — нам все равно: мы аплодируем Ceb, аплодируем MinD_ContRoL. Нам по кайфу.

— А что насчет клубных рычагов давления? Ты сказала, что в Winstrike их не было, так как не платили зарплату, но я слышал, что даже в командах, где стабильно платят деньги, влиять на игроков иногда просто не получается. Какие рычаги у тебя есть сейчас в HR?

— Стоит сказать, что я считаю, что штрафы — крайняя мера. Это вопрос лояльности игрока и клуба друг к другу. Штрафы должны быть ответом на откровенную жесть и последней мерой перед тем, как попрощаться с игроком. В HR нет финансовых штрафов, есть, наоборот, бонус за хорошее поведение. Это подвижная часть зарплаты, которую получаешь в том случае, если ты красавчик, условно. Таким образом, у тебя нет ощущения, что у тебя отняли что-то, что тебе принадлежало, урезали зарплату или что-то еще. Вместо этого ты понимаешь, что если всё будешь делать правильно, то получишь бонус. Пока у нас не было никаких инцидентов, которые бы приводили к денежному штрафу. Ты уже упомянул ситуацию с Gilgir и ALWAYSWANNAFLY — в этой истории не было никакого денежного штрафа тоже. Как я уже говорила, всегда важна мотивация поступка: одно дело — что человек делает, а другое — почему. Я вникла в суть вопроса, поняла, почему Gilgir так поступил, какие предпосылки были для этого, и не нашла криминала той степени, который тянет на материальный штраф. Гоша сам в принципе очень вдумчивый и ответственный. Он сам извинился перед Андреем, вышел в паблик и извинился перед комьюнити — это его искреннее решение, его никто не заставлял. Я скажу больше: после того как он лично извинился перед Андреем, он подошел ко мне и сказал: «Может, мне стоит публично еще извиниться?» Я ответила, что это лишнее: лучше извиниться перед комьюнити за то, что оно стало свидетелем такого поведения от тебя как от потенциальной ролевой модели. Так что это была полностью его инициатива. Это еще были первые недели нашего сотрудничества, и я ему сказала, чтобы, после того как он напишет текст, скинул его мне перед публикацией. И он мне скидывает, а там даже запятые исправлять не надо, и я такая: «Ну ладно, моя работа здесь окончена». (Смеется.)  

— А все игроки HR сейчас понимают, что они как раз та самая «возможная ролевая модель», что они не могут уже себе позволить в матчмейкинге того, что раньше, а также что сказанное на стриме равносильно публичному заявлению, а не общению с друзьями на кухне? А то последнее даже многие опытные игроки не уяснили для себя…

— Я думаю, что да. Меньше всего этого осознания у нашего тренера. Игроки все довольно сдержанные и понимают, как устроен мир. Гоша, например, не побоюсь этого слова, очень сознательный человек. То, как он повел себя с ALWAYSWANNAFLY… Там очень много нюансов. Есть люди просто импульсивные и эмоциональные, про которых каждую неделю новость, что они кого-то в матчмейкинге обозвали. Очевидно, что Gilgir не такой, и он понимает, что перешел черту. Мне кажется, это в целом про темперамент — у нас в принципе нет людей в команде, которые будут о чьей-то маме говорить какую-то гадость. Означает ли это, что с ними никогда-никогда не случится чего-то из ряда вон выходящего, как с Гошей? Нет, конечно. Произойти может всякое, но я убеждена, что они просто другого склада люди сами по себе. 

Gilgir

— Для меня была довольно неожиданной ситуация, когда лидеры мнений, по сути, проигнорировали ситуацию с ATF, который в матчмейкинге желал сопернику смерти, да и на reddit пост об этом почти не собрал. При этом конфликт между Gilgir и ALWAYSWANNAFLY обсуждался всеми. Почему так, на твой взгляд?

— Если бы ситуацию с Gilgir подсветили на reddit, мы могли бы сравнивать. Но ситуация с Gilgir прошла незамеченной для англоязычного комьюнити, а ситуация с ATF не вызвала большого резонанса. Поэтому мы можем судить по русскоязычному комьюнити, где ситуация с Gilgir вызвала большой отклик, а с ATF — нет. Есть у нас такая черта, что со своих спрос больше. Возможно, дело еще в том, что с медийной стороны ALWAYSWANNAFLY просто более интересен широкой аудитории. А Ammar_The_Fucker для казуального комьюнити — просто парень из OG. Важно же понимать, что кор-аудитория, которая знает все составы, читает все новости, смотрит все ролики и знает, какой по счету сезон D2CL сейчас идет, довольно маленькая. А есть казуальная часть аудитории, для которой мир немного по-другому выглядит. Для нее ATF — какой-то хрен из OG, а ALWAYSWANNAFLY — вау, столп, на котором с одной стороны держится Twitch, а с другой — киберспорт, и, возможно, еще что-то с третьей стороны держится. Поэтому это привлекло такое внимание. Будь это стычка между Gilgir и Fishman, хотя они друзья, это бы не привлекло такого внимания. 

О сексуальных домогательствах и «удобных» женщинах

— Давай немного отойдем непосредственно от Dota 2. Я тут пересматривал разные новости на Cybersport.ru с твоими высказываниями и вспомнил об одном твите, который установил антирекорд по количеству дизлайков. Это сообщение 2020 года про девушек из русскоязычного комьюнити, которые вступились за TobiWan, обвиненного в домогательствах: «Не будьте слишком строги к девушкам из русскоязычных студий, чьи посты недавно перевели на reddit. Они неплохие люди, просто они обучены быть удобными для мужчин». 

Хотелось бы спустя время узнать твое мнение об этом твите. Ты действительно считаешь, что девушкам из СНГ, работающим в индустрии, приходится быть «удобными»?

— Я скажу, что абсолютно согласна с этим твитом и даже хотела бы расширить его смысл. Я осознала, что это часть нашего менталитета, которая касается не только женщин, но и всех людей. У нас как-то принято быть удобными, не мешать соседям, не защищать свои границы, не доставлять дискомфорт другому человеку. У нас культивируется необходимость быть скромным, не отсвечивать. У нас не принято хвастаться. Я смотрела интервью с известным HR-специалистом, который рассказывал, что, когда в России появился свободный рынок и понятие «резюме», у нас были с этим большие проблемы. У нас не принято себя хвалить, а резюме — это когда ты себя хвалишь и пишешь сильные стороны. У нас принято прибедняться: «Ой, да что я». Это часть нашего менталитета — быть удобным другому. И, конечно, особенно это проецируется на девушек — это часть нашего воспитания (которая, к счастью, сейчас меняется), что для женщины лучшее достижение в мире — правильно выйти замуж. Вот когда у женщины детки и муж — она состоялась, а если она изобрела лекарство от рака, но при этом одинока — она мусор.

TobiWan

Возвращаясь к той ситуации: для меня утверждение, что женщин в СНГ растят, чтобы они были удобными, сто процентов истинное. Дискуссионный вопрос, были ли высказывания Яны Химченко мотивированы именно этим. У нее мог быть любой другой мотив это сделать. 

— Когда тебя называют удобным, это вполне можно расценить как легкий, а возможно, и совсем не легкий укол. Был ли у тебя потом разговор с девушками из индустрии, которые до твоего твита выступили с поддержкой TobiWan?

— У меня не было никаких разговоров. Обычно, если про меня что-то напишут в интернете, я люблю при личной встрече докапываться: «Ну что, вот мы и встретились, объясняйся». Почему-то остальные так не любят делать. Я бы подискутировала на эту тему на самом деле, хотя бы для того, чтобы лучше понять их мотив. Для меня это выглядит так, что мотив Даши — получить социальные поглаживания и лайки, высказав популярное мнение. Это желание сказать комьюнити: «Я не такая, как эти тупые фемки, я особенная». Я считываю это поведение именно так — возможно, я не права, но не вижу ничего другого за этим высказыванием. У Яны мог быть другой мотив, так как она знала Tobi лично, она могла искренне не верить в обвинения. Я лично знала его и жертв его поведения. Я была не права в том, что попыталась стричь всех под одну гребенку. Но для меня это тоже был эмоциональный поступок, я испытываю острую эмоциональную неприязнь к таким вещам. То есть сейчас, спустя два года, уже без эмоций я могу, например, понять, что Яна могла такое сказать по незнанию. Но я до сих пор остро реагирую на подобные вещи — оправдание насильников, истории про «сама виновата» и «с нормальными девушками такое не случается». 

— Ты привела в пример Дашу Autodestruction. Но ведь желание угодить в своих мыслях и высказываниях настроению аудитории у нас не только у девушек, а у большинства медийных спикеров. Причина все в том же желании быть удобным? 

— Это в том числе следствие того, что нужно не отсвечивать и подстраиваться. Возможно, тут дело не в национальном менталитете, а в эволюционном механизме — мы хотим быть в стае, хотим быть принятыми, боимся оказаться вне социума. Это всё наш рептилоидный древний мозг посылает нам сигналы: если окажешься вне стаи, тебя сожрет саблезубый тигр. Это тоже может быть причиной. Но и люди часто обращаются в медиа прежде всего за социальным одобрением. Можно открыть Cybersport.ru, открыть любую новость по твиту и задать себе вопрос: «Зачем автор цитаты это написал?» Сообщил ли он какую-то новую информацию? Нет. А зачем это было? Я часто задаюсь этим вопросом. Это как твиты киберспортсменов после каждой игры: «GGWP, *название команды, против которой играли*». Что это, что это дает? Просто единица информации, на которую люди поставят лайки. Просто высказывание в вечность — что это, зачем… Я склонна высказывать непопулярные мнения, потому что, как правило, они в себе несут новую информацию. Условно, все в восторге от «Аркейна», я вот его досмотрела, и мне не очень понравилось. Это качественная, добротная вещь, но меня вообще не зацепил сюжет — я смотрела чуть ли не через силу, ведь все так хайпили, и я надеялась, что ну вот сейчас-то будет круто. Так я досмотрела весь сезон, а круто так и не стало.

— Смотри, ты вот говорила, что многие девушки (и не только) пытаются быть удобными. Сама ты явно такой не являешься, о чем открыто и говоришь, но это тебе не помешало добиться карьерного продвижения и успеха в индустрии. Нет ли такого, что ты из-за этого ставишь себя выше других, а твое самомнение раздувается, мол, вот они пытаются быть удобными, а я такая как есть, но все равно на коне?

— Знаешь, я думаю, что у каждого свой рецепт счастья. В моей системе ценностей так и есть. В моей системе ценностей я обращаю внимание на людей, которые идут против ситемы, высоко их оцениваю, и мне интересно с ними взаимодействовать. Но это не значит, что такой образ жизни подходит всем. Для кого-то счастье — тихая гавань, чувствовать себя принятым и любимым в обществе. Делает ли это людей какими-то плохими, а их образ жизни — неправильным? Наверное, нет. До тех пор, пока они честны с собой, это окей. Плохо, когда это кому-то вред причиняет. И вообще, многое — вопрос трактовки: в одной ситуации ты скажешь «быть удобным», а в другой — что человек находит подход ко всем. И мы видим примеры людей потрясающе успешных, которые обладают навыком вовремя промолчать, найти подход к кому-то и быть удобным. Это же тоже скилл. Я с возрастом понимаю, что, будь я мудрее, может быть, история сложилась бы несколько иначе, но она сложилась так, как сложилась, и я об этом не жалею. И я не стремлюсь к тому, чтобы осуждать и отбраковывать людей, которые придерживаются другого взгляда на мир. Да, в моей системе ценностей другие вещи важны, но это не значит, что все люди, которые живут по-другому, однозначно плохие. 

— Ты в своем втором паблике часто касаешься проблем, связанных с домогательствами и дискриминацией женщин. Насколько сейчас актуальна эта проблема в киберспорте? 

— Эта тема актуальна до сих пор. Ты же понимаешь, что только 0,0001% случаев становятся публичными, потому что там замешаны публичные люди, потому что есть свидетели и так далее. Но есть много ситуаций, которые происходят между непубличными людьми, или есть ситуации, где жертва и автор насилия в настолько разных весовых категориях в плане медийности и влиятельности, что эту историю невозможно разрешить в пользу жертвы. И поэтому иногда происходит всякая мерзкая жесть.  Я не слышала о случаях сексуального насилия в киберспорте за последнее время. Но всяких мерзких историй, когда девушек лапают на работе, говорят в их адрес скабрезные комплименты — такого, к сожалению, все еще слишком много. 

— И сейчас это в том числе практикуется в нашем киберспорте?

— Да-да. Я верю, что ситуация становится лучше как минимум из-за чувства животного страха, ведь теперь появился риск, что твои действия будут неправильно истрактованы, станут достоянием общественности, на тебя обрушится шквал негатива и прочее. Девушки годами пребывают в страхе, идя на вечеринку, следят за своим стаканом, чтобы в него ничего не подсыпали, думают о том, не слишком ли откровенно они сегодня одеты, и так далее. Теперь мужчины тоже руководствуются страхом в принятии решений. На самом деле это, конечно, ни хрена не здорово — ни мужчины, ни женщины не должны жить в страхе перед насилием или ложными обвинениями. Но теперь какой-то мерзавец лишний раз подумает: «А стоит ли мне к ней подходить и класть руку на талию, если мне не разрешали этого делать, или щипать ее за задницу на рабочем месте?» 

— Это больше проблема межличностных отношений, а что насчет рабочих моментов? Остались ли предубеждения против женщин в киберспорте в плане их компетентности и профессионализма?

— Мне кажется, на этот вопрос лучше бы могли ответить молодые девушки в индустрии. Я «ошибка выжившего». Я уже прошла этот путь: неприятие, отторжение, скепсис и всё остальное. Уже всё доказала — могу теперь открывать дверь ногой и откушу голову любому, кто попытается усомниться в моей компетентности.

Но у меня есть забавная история, которая произошла со мной, когда я только вступила в должность в HR. Мы с нашим менеджером Димой созванивались с представителями другого клуба насчет одного трансфера. А наш СЕО предупреждал коллег из другой организации, что со стороны HR будет спортивный директор и менеджер. И, разумеется, люди на созвоне решили, что менеджер — я, а спортивный директор — Дима. Это на самом деле мелочь, но довольно-таки распространенная, что всегда думают, что мужчина занимает более высокую должность, чем женщина. Про это смешно говорить, потому что у меня это не вызывает никакого дискомфорта, но я понимаю, что молодые женщины-специалисты с той или иной периодичностью сталкиваются с куда более существенными проблемами. 

О карьерных планах

— Если говорить о твоей карьере, как ты видишь ее дальнейшее развитие в киберспорте? 

— Об этом рано говорить, потому что по мере того, как ты работаешь на одной позиции, у тебя развиваются совершенно разные скиллы и тебя течение жизни само куда-то подталкивает. До этого я искренне наслаждалась и любила работу менеджера, мне нравилось такое тесное взаимодействие с командой, быть частью коллектива. Но жизненные обстоятельства изменились, и я поняла, что мне будет комфортнее в другом месте и, более того, я буду полезнее в другом месте. Возможно, во время работы в качестве спортивного директора жизнь и обстоятельства тоже будут как-то корректировать мой путь. 

Мария Гунина

Есть ли у тебя планы по творческой, профессиональной самореализации за пределами киберспорта? 

— Для меня этот вопрос стоит остро. Я как раз недавно рассуждала на эту тему, что раньше, когда я работала вне киберспорта, я приходила в какую-нибудь условную компанию или где-то меня представляли, то говорили: «Это Маша, а еще она киберспортсмен» — я в тот момент играла профессионально. А сейчас этого как будто нет. Моя идентичность полностью слилась с моей работой, а моя работа — это киберспорт. Я думаю о том, что нужно иметь что-то еще, какой-то запасной полигон, какое-то хобби. Но пока не знаю, пока еще в поисках, потому что мне интересны много вещей. Я, например, музыкой занимаюсь — не в плане, что альбомы записываю, просто играю на пианино и вот на гитаре еще учусь. С собакой еще вожусь, занимаюсь, — это тоже много времени занимает и можно назвать увлечением. Но, знаешь, нет чего-то такого, через что я могла бы себя определить и сказать, например, что я спортивный директор и йог или спортивный директор и бодибилдер, спортивный директор и баскетболист. Я пока в активном поиске. 

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

*

code

×